Глава 8.

Ella Henderson - Empire

Моя спутница оказалась на редкость подкованной в истории архитектуры, владеющей терминологией, познаниями в стилях и даже технологиях. Я не был удивлён, я был потрясён.
- А Вы работаете в области, связанной с архитектурой? - спрашиваю.
- Вовсе нет, - улыбается, - Я аналитик. Работаю в двух консалтинговых компаниях в Москве удалённо, я фрилансер.
- Как это возможно?
- Очень даже возможно для тех, кто хочет сэкономить на специалистах. Я получаю технические задания по электронной почте, выполняю их и отправляю тем же способом обратно. Как правило, это бизнес-планы компаний малого бизнеса, стратегический анализ, финансовые отчёты, анализ финансовых показателей, коэффициенты, тренды, прогнозы, обработка данных по исследованию рынка, сведение их в таблицы, обработка и анализ, а потом комментарий к ним, графики и диаграммы. У меня это выходит лучше всех в нашей команде, поэтому самые хорошие проекты всегда достаются мне. Но то, что связано с недвижимостью – это оценка объектов, её я тоже могу делать.
- Живя в другом городе и стране?
- Да, я ведь выполняю работу, связанную с расчётами и анализом, подготовкой отчёта. Сам объект осматривает отдельный человек, а я уже обрабатываю входящие данные. А всё что касается данных рынка – можно найти в интернете, любую информацию по аналогичным объектам, основной ведь метод – сравнительный.
- Невероятно, я и не подозревал, что такое возможно.
- На моё счастье, возможно, потому что так я могу и работать и ребёнку время уделять, ему ведь нельзя в детский сад.
- Почему?
- Есть у нас некоторые проблемы, но не стоит об этом.
-Хорошо.
А вот то, что дальше случилось - как нельзя лучше вписывается в мою теорию неслучайности событий и явлений нашей жизни. Женщина моей мечты начинает расписывать мне во всех красках и немыслимых эпитетах моё же творение: самый крутой, передовой, технологичный дом, верх эстетичности в архитектуре, да и что там говорить, ну просто шедевр. Глаза её горят восхищением, расписывая достоинства моего труда, она буквально задыхается, не успевая проговаривать вслух то, что накопилось невысказанным. Я воспарил на горделивых крыльях самомнения так, что мне показалось даже, мои ноги оторвались о молдавской земли. Моя женщина буквально одержима новыми современными зданиями, может говорить о них часами и рассказывать мне о том, как современные технологии позволяют добиваться автономности в энергопотреблении. Сказать ей, что использованные солнечные батареи в восхитившем её доме ещё более технологичны, чем её познания об их возможностях и что спроектировал их я по своей же оригинальной идее? Или лучше не надо…
- Этот дом тестовый и построен он по моему проекту. Сейчас мы только начали его заселять, чтобы протестировать работу всех систем. Я тоже живу в нём, кстати, в маленькой квартире на пятом этаже…
Упс… Какая незадача, так неприкрыто нахваливать мои достижения, это ж надо… На лице её шок, а я тону в самодовольстве! Шок тут же сменяется напускным безразличием… Что ж, кажется, больше меня хвалить не будут.
- Хочешь ко мне в гости?
- А мы уже перешли на «ты»? – в глазах подозрительность.
- Ну, мне кажется, уже пора, – улыбаюсь ей.
- Я думаю, в гости как-то неуместно. Особенно, если мы «на ты», – улыбается мне ответ, сменив подозрительность на лукавство.
- Ну, тогда поедем, пообедаем. Выбирай место.

Her – Union
Мы обедаем, я наблюдаю за ней – смешная, с аппетитом всё в порядке, в еде не ковыряется, не морщится, как умеют кокетки, просто ест. Лакомка - простое пирожное способно зажечь в ней огонь. Терпеливая и жертвенная – кормит ребёнка, а сама едва сдерживается, но не позволяет себе прикоснуться к сладкому, пока не насытится сын. Ничего более умилительного я в жизни не видел… А с каким удовольствием сам бы кормил её этим пирожным… Представляю, как открывается этот волшебный ротик в ожидании очередного кусочка, как получает его и скрывается за полными малиновыми губами, лишь немного испачканными кремом и крошками… И я, даже не пытаясь сдерживать себя, склоняюсь и забираю оставленное мной же неряшество своим языком…
Лера поднимает глаза на меня и, кажется, догадывается о моих преступных мыслях… Облизывает губы языком, а у меня уже шумит в ушах, и мучает проклятая физиология - какое счастье, что она с сыном села с противоположной стороны…
Пытаюсь отвлечься:
- Почему Алёша почти не говорит?
Она снова смотрит на меня, и в глазах проскакивает негодование… Чёрт, она же просила не говорить о сыне! Но вопрос мой без ответа не оставила:
- Он начал говорить только два месяца назад, произносит слова плохо и стесняется этого. Особенно при незнакомых людях. Понять его могу только я.
- Разве дети начинают говорить в 4 года?
- Дети начинают говорить раньше.
- Проблемы при родах?
- Нет, там было всё отлично. Алёша развивался как положено до того момента, как ему поставили прививку.
- Прививку?
- Ты ведь знаешь, что это такое? У вас в Штатах детям делают прививки?
- Делают, но я не слышал о подобных последствиях. Что за прививка?
- По нашей аббревиатуре АКДС - комбинированная вакцина против дифтерии, столбняка и коклюша.
- И что произошло?
- Ну… это долгая история.
- Я никуда не спешу.
- В общем, при рождении у Алёши было немного повышенное внутричерепное давление, это не страшно, сейчас большинство детей рождается с ним из-за высокого веса, который в среднем выше, чем скажем, 10-20 лет назад. Считай это данью акселерации. Но из-за этого диагноза первую вакцину АКДС он получил не в положенные 6 месяцев, а в два года. Это первая проблема, вторая, как я выяснила из учебника по вакцинации - детям с любыми нарушениями по неврологии вместо АКДС положена АДС (а её у нас в поликлинике не было) – та же прививка, но без коклюшевой составляющей, которая единственная в этой компании даёт судорожный синдром. Тебе известно, что это?
- Ну, в общих чертах.
- В реальности это выглядело так: я привожу здорового, развитого соответственно своему возрасту ребёнка в поликлинику на плановую прививку, мы получаем её, идём домой, и примерно через час у него начинаются судороги – скручивание ручек и ножек, запрокидывание головы, плач от боли, ещё через несколько минут он теряет сознание. После этого – скорая помощь и 10 дней в реанимации, задержка речевого развития, бесконечные бронхиты один за другим и спустя 2 месяца диагноз астма, поскольку лекарства, которыми врачи лечили последствия прививки, или же она сама, тут я не докопалась до истины, вызвали крах иммунитета, так что на прогулке в парке мы не подходили к детям, в помещения с людьми – только в маске, но и это не помогало, он всё равно болел. Сейчас всё позади, и самого страшного не случилось – нет задержки умственного развития. Над речью мы упорно работаем последние два года, и то, что он начал говорить – огромный прорыв, дальше только работа по коррекции. Но у него всё будет в порядке: к школе его речь не будет отличаться от речи здоровых детей – так говорит наш логопед, и я сама так чувствую. Я знаю, что всё будет хорошо.

- Мне жаль, правда, жаль, - я теряюсь в мыслях, понятия не имею, что нужно говорить в таких случаях, с трудом скрываю восхищение ею. Такая хрупкая, нежная, юная, а успела уже пройти настоящую школу жизни, уроки ответственности, трудности выбора в принятии решений…
- Я же говорю, всё уже позади, пережито, выболено, осмыслено и переосмыслено. Несмотря на всё это, я допускаю и понимаю, что ошибиться может любой, даже врач… Но, во всей этой истории, случилось нечто, что перевернуло меня. Дело в том, что перед прививкой ребёнок должен пройти подготовку в течение 3-х дней специальными медикаментами. Разумеется, я всё сделала, как положено, о чём и сообщала им при каждом допросе (а их было множество). Однако в истории болезни, и далее во всех медицинских отчётах по нашему случаю врачи реанимации указали: «Мать не подготовила ребёнка к прививке». Вот эта врачебная порука в стремлении скрыть свою ошибку просто убила меня. С тех пор я не доверяю ни одному назначенному лечению, всё перепроверяю, всегда. Моё правило – три мнения, три специалиста по каждой проблеме.
- Хочешь безупречность – выполни работу сам…
- Увы. Такова реальность…
То, что рассказала Лера о своём сыне, окончательно охладило меня. Жизнь, как она есть: жестокая, непредсказуемая, коварная… Любительница целиться по нам своими стрелами с дозами боли, а дальше уже, всё зависит от тебя: успеешь увернуться или нет, но свою долю всё равно получишь…