Глава 7.

Ross Copperman–Bleeding Love
Выбираю в бутике элитных товаров для дома самый шикарный комплект постельного белья, прошу обернуть его в белую шёлковую бумагу и перевязать серебряной атласной лентой.
- Впервые вижу, чтобы парень дарил девушке постельное бельё, - сообщает мне многозначительно красивая девушка-продавец, а сама едва ли не захлёбывается своими улыбками, глаза её бегают по мне, как кисти маэстро по фортепьяно…
- Всё случается когда-нибудь в первый раз, - отвечаю.
- Возможно, вам нужна помощь в выборе подарка? Я могла бы помочь! После работы я сегодня свободна, - элегантная рука кокетливо убирает с лица прядь длинных, прямых, блестящих, как шёлк, черных волос и заправляет их за ухо, затем дотрагивается до пухлых губ хозяйки, привлекая этим жестом моё внимание к ним…
Да, девушки в этой стране - второе чудо, после еды. Если в Штатах каждая вторая страдает избыточным весом, то здесь, одна из двух – королева красоты… Повинуясь въевшейся в моё существо схеме поведения, улыбаюсь ей, и тут же мысленно даю себе пощёчину: «Ты что, совсем рехнулся, олух!?». Тут же выхожу из предательского состояния, быстро прощаюсь и иду к машине, обременённый своими печальными думами: как бы мои грёбаные привычки не выдали меня! Нужно избавляться от них и срочно, уничтожить, искоренить, вывести, вытравить какой-нибудь кислотой.
Подъезжаю к её дому, хватаю пакет, и, не мешкая, несусь к её дому. Именно несусь, потому что со вчерашнего дня всё моё существо нервно зудит от невыносимого желания снова увидеть её.
Shayne Ward - Breathless
Она открывает мне дверь сонная, немного помятая, в смешных жёлтых шортах и белой поношенной майке, с распущенными волосами… Боже, что со мной творится, кажется, Земля начала вращаться быстрее – я не могу удержать равновесия…
Вчера её волосы были собраны, ноги скрыты джинсами, а сегодня, роскошные русые с золотом локоны, густые и непокорные безжалостно соблазняют меня… И запах… Она стоит так близко, впервые в жизни, настолько близко, что я чувствую аромат её волос - конфетный, он совершенно точно всё-таки конфетный, такой же как во сне!
Она позволяет мне войти, отказывается от пакета с бельём, сосредоточенно пьёт свой кофе из огромной, такой же жёлтой, как и её шорты кружки, и … и прожигает меня глазами… Изучает.
А я… я как идиот не могу оторвать от неё глаз. «Не смотри так на неё, придурок, испортишь всё дело!» Стараюсь отвлечься разглядыванием неказистого интерьера её дома: не слишком современно и обеспеченно, но везде чисто, ощущается присутствие педантичной женской руки.
- Кофе? – спрашивает она меня, и от этого голоса я плавлюсь как карамель на сковородке…
- Да, спасибо, - с невероятным усилием выжимаю из себя эти два несчастных слова.
Она поворачивается ко мне спиной, а я буквально впадаю в транс… Эти её бёдра – это бомба замедленного действия. Стыдно признаться, но я, опытный во всех отношениях мужчина, едва удерживаю себя в штанах… Идеальные женственные формы не просто дразнят меня, они поработили моё сознание… Контраст округлых ягодиц и изящных в своей полноте бёдер с тончайшей, буквально осиной талией поверг меня в паралич. Спустя мгновения она обернулась, и в ту же секунду я пришёл в себя, обнаружив, что рот мой приоткрыт как у ребёнка, ждущего ложку с вареньем, а глаза не в силах оторваться от её стройного и невероятно женственного тела…
В ту же секунду я вдруг осознал, что пути назад у меня больше нет. Если и была какая щель в двери, ведущей в комнату под названием Любовь, в которую я мог бы просочиться и улизнуть из её плена, то теперь, после этого утра, она захлопнулась полностью, не оставив мне ни единого шанса.
Это было не просто влечение, это была скорее непреодолимая тяга, неукротимое стремление приблизиться и слиться с этим существом в одно целое, соединиться ментально и физически, духовно, идейно, сексуально – во всех возможных смыслах и их вариациях!
Я понял, что отец был прав: есть такое единственное существо, которое способно и разбить Вас и разрушить, рассеяв отдельные Ваши частицы по всей Вселенной, затем собрать их вновь вместе, упорядочив по своему собственному замыслу, воссоздав Вас с одной лишь целью – сделать частью себя… И Вы вдруг обнаруживаете, что себе более не принадлежите… Нет больше понятия Я в твоём сознании, а есть только Мы…
The script – I'm yours
- Я плохо знаю ваш город - работаю в основном, друзей и знакомых почти нет. Был бы счастлив, если бы Вы составили мне компанию и показали его так, как может показать человек хорошо знающий свой дом и любящий его.
- С чего Вы взяли, что я люблю его?
- Что-то в Ваших глазах подсказывает мне, что вы человек, не терпящий компромиссов. Если бы не любили, уверен, не жили бы здесь.
- А Вы не допускаете мысль о том, что в некоторых случаях обстоятельства мешают определённым стремлениям.
- Допускаю, но думаю, что не существует препятствий, способных удержать человека действительно страстно желающего воплощения своей мечты или достижения цели.
Улыбка. Наконец! Первая за всё время… Совсем небольшая, но как же тепло от неё стало! Словно наше собственное Солнце вдруг загорелось над нашими головами.
- Я тоже так думаю, и да, Вы правы, я люблю свой город, и где бы ни была, всегда скучаю и стремлюсь поскорее вернуться, - острые, умные глаза моей собеседницы понемногу делаются мягче, нежнее, в них появилось даже немного игривости.
А я таю… Как залежалый, спрессованный коркой снег, медленно, но уверенно растворяюсь в этой необыкновенной, манящей меня во всех смыслах девушке, моей женщине…
- Часто путешествуете?
- К сожалению, не часто и только по необходимости, но безумно мечтаю делать это регулярно и для удовольствия.
Опять улыбка, глаза загорелись – значит, затронута любимая тема, молодец, Алекс!
- В чём же удовольствия?
- Вы не считаете путешествия удовольствием?
- Скорее познанием.
- Но это познание пронизано наслаждением созерцания рукотворной и природной красоты, знакомства с людьми и местами.
Теперь уже меня одолевает улыбка, которую я не в силах сдержать – какая же ты чувственная и глубокая, девочка моя!
Calum Scott - Dancing On My Own
Она переливает кофе в чашку и несёт её мне, вновь приблизившись и не подозревая о том, как близко подходит к краю… Ведь моё желание - зверь, запертый в клетке собственной благоразумности, но как долго я буду в силах удерживать его, неизвестно… А от волос её пахнет конфетами… и я мысленно зарываюсь в них лицом, погружаясь в немыслимое блаженство обладания её телом, её запахами и её душой… Но это в будущем. Эту девушку поспешность может лишь оттолкнуть, подсказывает мне интуиция, да именно она, потому что мой богатый опыт понятия не имеет о том, как наиболее эффективно взаимодействовать с такими, как она. В школе и институте они презирали меня, а мне не было до этого никакого дела. Я и подумать не мог, что моя женщина окажется из их числа: строгих, скромных, правильных. Но будем искренни! Разве могла моя женщина принадлежать армии легкодоступных, свободных, беспечных? Конечно, нет!
- Вы всё же не ответили мне, - настаиваю.
- Вы о своей просьбе показать город?
- Конечно, - улыбаюсь ей так сладко, как только могу.
- Покажу с удовольствием, - отвечает тихо, но уверенно. – Мне нужно переодеться и сына покормить – я могу гулять только с сыном.
- Конечно, - отвечаю.
Мамочка… Такая юная, а уже такую ответственность несёт на себе, за целого человека! «Скоро эта ответственность за них обоих перейдёт к тебе» - шепчет моё подсознание, стараясь напугать, но меня эта мысль не пугает, она меня радует, причём в такой степени, что я и сам уже страшусь своей блаженной эйфории… Кажется, я совсем не принадлежу себе…
Жду её недолго. Она делает всё быстро, чётко, слаженно. Наблюдаю за её грацией и поражаюсь тому, как в одном единственном человеке настолько идеально собраны лучшие качества, на какие вообще способен хомо сапиенс. Я и среди мужчин не встречал столько ответственности и безупречности, даже «алгоритмичности», в поведении, суждениях, поступках, сколько в этой маленькой женщине. Ни одного лишнего движения, жеста - безупречная чёткость и оптимальность во всём. Постепенно мне становится очевидным, что это юное создание куда опытнее меня в жизни, мудрее, испытаннее проблемами и неудачами. Эта девочка, уже успевшая стать матерью, похоже, привыкла держать всё под личным контролем, нести ответственность, принимать решения, от которых зависят и другие люди, не только она сама.
Смотрю на этот столп жизненной мудрости и поражаюсь тому, как сочетаются в ней неповторимая женственность и изящество с исконно мужскими качествами: гордостью, смелостью, готовностью бороться за своё, защищать, оберегать, добиваться любыми путями и средствами поставленной цели.
Выходит в коротком белом платье, с распущенными волосами и в солнечных очках, держит за руку опрятного белобрысого мальчишку:
- Мы готовы!
А я в прострации… Секунду назад была девочка, а теперь знойная женщина! «Держись за штаны, лопух!» - вещает моё сознание. А я в прямом смысле не знаю, что делать, ведь стыдно признаться, реагирую на неё саму и её прелести как прыщавый юнец!
По дороге к машине мне удаётся немного остыть, и я уже мысленно провожу воспитательную работу со своим либидо. Последний секс был у меня не так давно, всего два дня назад, но по ощущениям, я словно полярник, вернувшийся на Большую Землю после долгой зимовки…
И да, насчёт секса: теперь он у меня будет не скоро, я просто не смогу. Знаю точно, что не смогу: теперь главная страница моей жизни, наконец, перевернута, ведь я нашёл её, мою женщину. Теперь всё будет иначе, я буду другим, ведь отец сказал мне: «Верность, сын, основа счастливой семьи, будь верен своей женщине и всегда доверяй ей сам».